К основной экспозиции
Биография писателя
О художниках
Аносов Анатолий Иванович

Иллюстрации к повестям В. Г. Распутина «Живи и помни» и «Последний срок»

Чёрно-белые иллюстрации Анатолия Ивановича Аносова к повести В. Г. Распутина «Живи и помни» (изданы в 1977 г.) с резкими гранями света и тьмы открывают напряженный мир противоречий души человека, борьбу в ней света и тьмы, добра и зла, долга и предательства. Резкие, стремительные взмахи резца художника-графика, отразившиеся в энергичных сполохах белого на чёрном, звучат как напоминание о стремительности времени, которое фиксирует выбор между добром и злом, запечатывает его навсегда в душе человека. Представленная ломанными, угловатыми формами обстановка бани, где встретились Настёна и её муж Андрей Гуськов, тесен, зажат. Два человека отвернулись от мира и хлеба, сидят спиной к зрителю. Теснота, сдавленность пространства передают духоту тайных свиданий. Безысходность и отчаяние звучат в таком изображении встречи.

Контрасты верхней и нижней части изображения – это полюсы картины мира художника, в которой события жизни всей деревни помещены вверху на белом поле, а личная история героев внизу. История общинного мира, страны верха иллюстраций противопоставлена трагической истории Гуськова как белое и чёрное. Само деление изображения на две части свидетельствует о расколе, разрыве мироощущения главных героев повести – Гуськова и Настёны. Верхний фрагмент иллюстраций светел, он открыт в пространство, расширяется и становится частью мира, нижний закрыт и мрачен. Замкнутость, оконтуренность нижней части иллюстрации определяет отношение художника к образу главного героя и одновременно выражает психологию предательства и угнетающую, опутавшую Настёну ложь, отделившую её от людей – густой, тёмный, мрачный мир.

Стремительная энергия линий в иллюстрациях А. И. Аносова к повести «Живи и помни» сменяется певучими, плавными, текущими линиями в иллюстрациях к повести «Последний срок» (изданы в 1973 г.). Это уже не сполохи-вспышки преходящего времени, разрывающие тьму, это тихое течение реки жизни, облегающее и созидающее зримые формы образов старухи Анны, Михаила. Михаил предстает великаном, камнем в водопаде этих текущих светлых линий. Особенно выразителен образ старухи-реки в иллюстрации к эпизоду повести, где приехавшие дети собрались около ожившей матери. Линии одежды, контуры тела старухи Анны, линии кровати, на которой она лежит, словно воды реки текут мимо детей, печально сидящих на берегу. Духовная сила старухи-матери, иссякание её жизни и одновременно её вечное продолжение, мощь ее иссохшего, почти невидимого тела, передается графически метафорой реки.

Линии и образы Анатолия Ивановича Аносова помогают проникнуть внутрь художественного мира Валентина Распутина, согласуются с его поэтикой, раскрывают противоречия души человека, раскрывают магистральный в творчестве писателя образ реки жизни, Ангары-времени.

Гальдяев Владимир Леонидович

Иллюстрации к рассказу В. Г. Распутина «Уроки французского»

Сквозные, пронизанные воздухом и едва тронутые цветом иллюстрации Владимира Леонидовича Гальдяева к рассказу В. Г. Распутина «Уроки французского» (изданы в 1981 г., переизданы в 2014 г.) передают, скорее всего, не столько атмосферу происходящих событий, сколько впечатление от них – прозрачный от времени отпечаток в памяти. Ведь рассказ «Уроки французского» – это воспоминание главного героя, рассказ самому себе уже выросшего, взрослого человека. Чувство стыда и вины перед учителями заставляет рассказчика возвращаться к эпизодам своего послевоенного детства, чтобы заглушить эти чувства, чтобы ответить себе на вопрос, что произошло потом со мной в жизни.

Сквозные, воздушные формы изображенного в иллюстрациях всё-таки не дают ощущения легкости и света. Они тяжелы резкой, негнущейся, прямой линий, коричневыми цветовыми акцентами на лицах, фигурах, крапиве, выделяющих в рисунках мрачные, угнетённые выражения, напряженные позы. Фигура мальчика, исхудавшая, вытянутая по вертикали, раскрывает безысходность состояния ребёнка, оказавшегося в окружении жестокого, порочного мира. Взгляд подростка пронзителен, он направлен в душу зрителя. Мальчик словно спрашивает у нас и у нашей совести, почему он одинок среди чужого мира, почему лишён человеческого тепла и участия.

Вертикальная стилистика изображения, отсылающая к иконописным традициям Дионисия и его школы, тянет взгляд вверх, к небу, и создает внутренний стержень высших устремлений и смыслов жизни, какой-то пронзительной веры в мальчика и его будущее. Воздух, прозрачность графики словно противоречат тяжёлым ситуациям, в которых находится главный герой рассказа, чувствам угнетения, одиночества, которые он испытывает. Этим контрастом иллюстрации А. И. Аносова согласуются с поэтикой творчества Валентина Распутина, построенного на столкновении добра и света с ложью, ненавистью, эгоизмом. В прозе писателя сталкиваются два мира – и прозрачная графика Владимира Гальдяева с доминантой белого цвета листа как обещание победы светлого, чистого мира, жертвующего всем ради другого. Мира, воплощенного в образе учительницы Лидии Михайловны, лицо-лик которой с участием и скорбью обращено к мальчику.

Элоян Сергей Норикович

Иллюстрации к произведениям В. Г. Распутина

Иллюстрации заслуженного художника России Сергея Элояна к произведениям В. Г. Распутина отличаются звонкостью, пронзительностью. Трепетность прозрачного воздуха, тонкость веточек, травинок,  контуры изб, церквей, переданные хрупкой линией художника, огромные заснеженные поля страниц дают ощущения долгой белой сибирской зимы. Линия графики Элояна создает ранимый, чувствующий человека мир, который может быть легко разрушен. Это ощущение осторожности прикосновения к миру природы и взаимоотношениям человека с ней, человека к человеку, наверно, самое главное, что хотел передать читателям Валентин Распутин в своих повестях «Прощание с Матёрой», «Последний срок», «Деньги для Марии» и в рассказах. Хрупкая гармония мира, человека и природы, людей друг с другом  требует чуткости, доброты, мудрости, словно говорят писатель и художник.

Жемчужно-серый цвет обложек С. Элояна для четырехтомника собрания сочинений В. Г. Распутина (2007 г.) невозможно передать словами. Перламутровое свечение найденного художником цвета создает ирреальное впечатление от обычного, знакомого, наглядного. Серая будничность старой древесины дома, дощатых заборов, тесаных крыш, лодок, ткани телогреек, ушанок, платков, сапог таит сдержанную сущность радуги. Она тоже от сибирской зимы с доминантой серого на белом. Снег дает особое звучание серому дереву домов, стволов, веткам, травам, открывает симфонию оттенков. Красота серого у Элояна – в многоцветии. А скрытая полихромность его графики – одна из тайн художника.

Удивительный мир старости, любование старым человеком чувствуется в иллюстрациях С. Элояна к повести «Прощание с Матёрой» (2012 г.), в портретах жителей деревни. Изображение матёринских старух и старика фактурно. Осязаемы морщины на лицах Дарьи, Симы, Богодула, Настасьи, Катерины. Линии текут как линии растрескавшейся древесины избы. Морщинки графики Сергея Элояна создают собственный, неповторимый, узнаваемый стиль. В этих линиях все: и трещины на поверхности бревен избы, проверенных ветром и временем, и неровности коры дерева, и трещины камня, и трещины рассохшейся земли, и морщины старого человека. Все сплетено в единый ритм, единый мир – дом, земля, природа, человек. Старость как красота вечного мира. Единый мир с единым принципом красоты, открытым Валентином Распутиным и Сергеем Элояном.