К основной экспозиции
Биография писателя
Родословная, семья
Нина Ивановна Распутина


Мать писателя, по воспоминаниям старожилов, была красивая женщина среднего роста с русыми волосами и голубыми глазами. Молчаливая, она любила больше слушать, чем говорить. Она рано лишилась родителей и вместе с младшей сестрой, спасаясь от голода, в 30-е годы ушла с верховьев реки Лены в деревню Семёново к родственникам. Работала батрачкой за кусок хлеба. Здесь она познакомилась с Григорием, который оказался в деревне по делам лесничества. «Не было у моей Нины Ивановны других заслуг, кроме доброго сердца, но это так много!» (очерк «Откуда есть-пошли мои книги»), - писал сын.

24 февраля 1933 года Григорий Никитич Распутин и Нина Ивановна Чернова вступили в брак. Невесте было 22 года. Жили в старой Усть-Уде, которая находилась в 50-ти километрах от места современной Усть-Уды. 15 марта 1937 года родился Валентин. Нине Ивановне было 25 лет. Роддом, в котором родился писатель – большое бревенчатое здание, разделенное перегородкой на роддом и поликлинику, сохранился. При затоплении здание было перенесено из старой Усть-Уды в новый поселок, и сейчас в нем Дом детского творчества.

В 1938 г. родители вернулись в Аталанку, надеясь прокормиться хозяйством и рассчитывая на поддержку родни. Нина Ивановна устроилась здесь почтальоном, а в годы войны перешла работать контролером на той же почте. К тому времени семья жила уже в служебном доме – в половине здания самой почты, выделенной Григорию Никитичу как начальнику Аталанского отделения связи. После осуждения мужа Нина Ивановна с детьми перебралась в село Замараевку и устроилась банщицей в сельскую баню. Баня стояла на крутом, обрывистом берегу, и воду женщине приходилось носить на коромысле с реки, много раз в день поднимаясь по косогору. Тяжелым трудом доставались деньги в долгие 11 лет, когда Нина Ивановна поднимала одна трёх детей. Старший сын Валя помогал матери по хозяйству. Приходя домой на каникулы, он вместе с матерью таскал ведра с водой в казённую баню. А чтобы вернуться назад в школу Усть-Уды шел пешком 50 километров, в старых чирках, ботинки нес с собой в узле, чтобы надеть их перед поселком.

С горечью пишет Валентин Григорьевич о матери: «жизнь она прожила невесёлую, пригорбленную ещё и послевоенной судьбой отца» (очерк «Откуда есть-пошли мои книги»). Пока мать жила в Аталанке, взрослый уже сын часто приезжал к ней, привозил с собой друзей, писателей. И мать жалела, что они так скоро уезжают. В письмах В. П. Зыкову, Р. А. и Ю. В. Григорьевым Валентин Григорьевич упоминает, что находится у матери. «Недавно похоронил отца. Мать осталась одна. Я и приехал к ней хоть на месяц. Может быть, немного поработаю, да и опять туда-сюда, когда не понимаешь, что ты делаешь и зачем делаешь» (из письма В. П. Зыкову от 26.01.1975 г.). В последние десять лет, когда матери стало трудно заготавливать дрова, топить печь и управляться с хозяйством, ее взяла к себе дочь Альбина. Но каждое лето дети привозили ее в Аталанку, «о которой она вздыхала всю зиму, а под весну в изнеможении и тоске умолкала, уставившись глазами туда, в родные пределы и в родной дом». 12 марта 1996 г. Нины Ивановны не стало, похоронили ее в Братске.